Сергей Шаргунов
сайт писателя

«То, что сделали с нашим образованием, отвратительно!»

Юлия Шигарева, «АиФ»: - Сергей, в русской культуре есть персоны очевидные - Ленин, Маяковский, Пастернак. А вот Катаев, на мой взгляд, - персона неочевидная. Тем не менее именно его вы выбрали в герои. Почему?

Сергей Шаргунов: - Чем неочевиднее, тем интереснее. На мой взгляд, драма нашего общества состоит как раз в утрате представлений о лучших. А Катаев, безусловно, относится к лучшим: мощный мастер, настоящий художник слова. И мне становилось всё более досадно и обидно, что его забывают. И что нет полноценной биографии человека, который находился в центре и литературы, и истории нашей страны в ХХ в.

У нас же очень мало знают о Катаеве. Был ли он в революцию красным или белым, про его жён, про его встречи с Буниным, Деникиным, Сталиным, Хрущёвым. Как толстые журналы отказывались печатать его вещи и как ему помогал его покровитель Суслов, а Андропов запрещал рецензии на его книги.

- Это правда, что вас с Катаевым связывают чуть ли не родственные отношения?

- Нет, не родственные (смеётся). Но связь - да, определённая есть. Он жил в одном доме с моей бабушкой. Это был знаменитый Дом писателей в Лаврушинском переулке. Там жили Пастернак, Олеша, Ильф, Каверин. И дети Катаева - Женя и Павлик, которых писатель сделал героями своей сказки «Цветик-семицветик» - росли в одном дворе с моей мамой. 

- Вы сказали, что в судьбе Катаева очень часто соединялось несоединимое. Как это возможно?

- Действительно, судьба у него потрясающая. В ней был и бронепоезд «Новороссия» Добровольческой армии, на котором он служил артиллеристом и «косил» петлюровцев. И тиф, который скосил его самого, из-за чего Валентин Петрович не смог отплыть вместе с Иваном Буниным в сторону Константинополя. И арест одесской ЧК, где Катаев ждал расстрела в тёмной камере смертника. И он же, Катаев, которого чуть не расстреляли как белого офицера, позже в Кремле получит золотую звезду Героя соцтруда, станет лауреатом Сталинской премии. Всё это и есть драматичный, интереснейший ХХ в., который я исследовал через судьбу Катаева. 

- И что вы поняли про этот век? 

- Я понял главное: очень важно понимать время через людей. Что не только дьявол, но, может быть, и ангел кроется в деталях. Увидеть и правильное, и малодушное, и трагическое, и великое можно не через громкие слова, а по­грузившись в тончайшие детали, разбирая крупицы времени. 

Ведь ХХ в. - удивительнейший период. Это и продолжение тысячелетней российской истории. И попытка построить совершенно новый мир, которую предприняли особые люди. 

В спорах о прошлом

- Мы практически весь прош­лый год читали, спорили, снимали фильмы, проводили конференции и выставки с единственной целью: разобраться, чем же стала для России Октябрьская революция. Звучала фраза «Надо извлечь уроки из истории». Но никакого примирения достигнуто не было - достаточно вспомнить скандал вокруг фильма «Матильда». Почему? Мы настолько испорчены, что никогда не сможем преодолеть разногласия?

- Я бы с вами поспорил. Не думаю, что общество по-преж­нему разделено на красных и белых. Оно скорее разделено по каким-то другим признакам: к примеру, Крым наш или не наш? Этот раскол реальный, кровоточащий. Но я - за врачевание любых ран. А лучший способ этого врачевания - человечность, верность элементарным нравственным принципам, стремление к взаимопомощи и устремлённость в будущее. 

Да, мы всё время спорим о прошлом, свидетелями которого не были. Споры эти - зачастую повод для того, чтобы не заниматься настоящим и будущим. Конечно, очень важно интересоваться своей историей. Но «интересоваться» не значит рубить шашкой наголо. Это значит - узнавать её лучше и через это лучше понимать других людей. Осознавать, что у нас сейчас, в нашем дне, всё очень сложно, запутанно. Но ведь так было всегда! А поэтому надо попытаться найти то лучшее, что было в том или ином времени. Возвращаясь к Катаеву. Почему он мой герой? Да потому, что при всех режимах и во все времена он оставался прекрасным писателем, к книгам которого, я надеюсь, будут возвращаться новые читатели.

- А вот тут уже я с вами по­спорю. Это мы, рождённые в СССР, в школе читали и катаевский «Белеет парус одинокий», и «Цветик-семицветик». А нынешние школьники наверняка даже фамилии такой не слышали - Катаев! А вы говорите: «читать, перечитывать...»

- Говорю, как отец 11-летнего ребёнка: «Сын полка» Катаева идёт как внеклассное чтение. Но вообще это отвратительно - то, что случилось с нашим образованием, когда из школьной программы вымарали замечательных писателей. А школьники должны, хотя бы выборочно, читать и «Тихий Дон» Шолохова, и «Детство Никиты» Алексея Толстого, и «Детство» и «В людях» Максима Горького, и «Сын полка» Катаева. Современные дети уже не знают, кто такой Маресьев и какой подвиг он совершил, потому что «Повесть о настоящем человеке» Полевого из программы тоже изъяли. 

- Зато они прекрасно знают, кто такой Человек-паук, Супермен и прочие герои комиксов.

- Ну, дети знают много того, чего не знаем мы. Они знают ещё и всех популярных блогеров (зачастую тупых и отвязных), собирающих миллионы просмотров. А хочется надеяться на то, что кто-то озадачится и тем, чтобы в том же Ютубе блогеры не только рассказывали о том, как «хайп ловить», но и читали бы стихи, рассказы. Ведь страна наша по-прежнему литературоцентричная. И хотя мне грустно от того, что происходит сегодня с образованием, я верю, что всё будет нормально.

- Да, наша страна литературоцентрична. И нас воспитывали не только родители, но и герои книг, которым хотелось подражать. 

- Да, были «Два капитана» Каверина (кстати, мой предок мореплаватель Владимир Русанов стал прототипом капитана Татаринова), были Петька и Гаврик… Но и сегодня появляются интересные вещи - книги Захара Прилепина, Дмитрия Быкова, Алексея Иванова. Я с интересом прочитал «Заххок» Владимира Медведева о гражданской войне 1990-х в Таджикистане и русских людях, которые там оказались посреди всего этого кошмара. Во всей этой прозе есть боль, есть нерв. 

Другое дело, что героизм - это же не только ратный подвиг. Это ещё и труд учителя, врача - любого человека, который находится на своём месте. Ценность труда - это то, что оказалось, к сожалению, очень умалено, понижено в нашем мире. И очень многие, к сожалению, совсем юные дарования уверены, что им всё должно принадлежать априори. И это, наверное, главный изъян, который привносит современная массовая культура.

- Его возможно как-то побороть?

- Да. Нужно объяснять, что важны разные профессии. А для этого должна нормально работать и развиваться промышленность. Чтобы люди видели, что не только банкиры, девелоперы или мерчандайзеры востребованы в этом мире. Тем более что это давно уже не так. Но востребованы и обычные рабочие специальности. У нас огромная страна, у нас огромная и, к сожалению, частично скрытая безработица. И это, а не гламурные ролики на Ютубе, жестокая реальность. Мы до сих пор переживаем затянувшийся постсоветский, принявший какие-то африканские черты постмодернизм, когда всё перемешано со всем, отсутствуют ценности, принципы, и это насаждается как норма. Но государство, сильное государ­ство, должно строиться на ценностях. Эти ценности должны присут­ствовать в школе. Но и за порогом школы, во взрослой жизни, нужны какие-то ориентиры, иначе все учительские рассказы у школьной доски превратятся в пустое бла-бла. Именно по­этому очень важным становится воспитание человеческого достоинства.

- Иными словами, книжки нужно читать?

- Да! Потому что кроме неф­ти и газа, слава богу, у нас есть великая русская литература. У нас есть чудесный русский язык, образы, краски, метафоры. Я верю в то, что люди сегодня истосковались и по смыслу, и по ценностям вневременным, и по тем писателям, которые оказались отодвинуты в траву забвения. И я рад поучаствовать в воскрешении нашей большой литературы. 

Источник

Рекомендовать