сайт писателя

Рецензия Дмитрия Самойлова на книгу Сергея Шаргунова «Катаев. Погоня за вечной весной»

Основная задача биографа — актуализация предмета исследования.

О ходе жизни Катаева, об основных датах, знакомствах и его библиографии мы можем прочитать и в Википедии. Но автору-то важно, чтобы книга о писателе стала отдельным литературным фактом. Чем-то большим, чем жизнеописание пусть выдающегося, но одного среди прочих.

И вот Шаргунов 700 страниц доказывает, что Валентин Катаев — главный русский писатель ХХ века, а, стало быть, его биография не может быть простым перечислением фактов, она нуждается в том, чтобы быть отрефлексированной тончайшим и подробнейшим образом.

Странное дело, но у Шаргунова все получается.

Эта биография — масштабное и честное исследование жизни писателя, с которым, так или иначе, связано почти все, написанное на русском языке за прошлый век. Он первый дал дорогу одесским литераторам, он инспирировал «12 стульев», он знал войну и знал любовь, в том числе, в лице сестры Булгакова, он таскал Есенина по московским квартирам с рукописью «Черного человека», он был ранен в бедро, он увозил в пивную Надежду Мандельштам.

Катаев это и бахтинский карнавал, и «праздничная биография» по Галковскому.

Это ведь, натурально, «Сукин сын! Но наш сукин сын»!

Безусловная заслуга Шаргунова, помимо прочего, состоит в том, что он каждый эпизод этой вековой судьбы рассмотрел со всех возможных сторон, вытащил из всех существующих источников. Уж если приводится письмо, в котором Осип Мандельштам из Крыма просит у Катаева денег, так Шаргунов находит еще четыре телеграммы и две газетные заметки, в которых косвенно упоминается стоимость яиц в то лето в Судаке.

Казалось бы, как талантливый литератор мог потратить целый рассказ на описание красного советского флага — рассказ «Флаг»? Да очень просто. Катаев всегда появлялся там, где он был нужнее всего. И нет ничего страшного в том, что часто это было всего нужнее и ему самому. Его интересы совпадали с жизнью, совпадали с объективной реальностью.

Увозя жену Мандельштама в пивную, он говорил: «Поедемте ‘экуте ле богемьен’» (слушать цыган). За экипажем бежал сам Мандельштам и кричал: «Возьмите меня, я тоже хочу ‘экуте’!».

Этот карнавальный эпизод — один из ключей к биографии Катаева: вся жизнь в несущейся кибитке по дороге к «экуте ле богемьен».

Книга Шаргунова имеет важную гуманитарную ценность. После нее, и до нее, не стыдно просто прочесть Катаева. Не «перечитать» — интеллигентные же люди ведь ничего не «читают», только «перечитывают». Шаргунов же открыто говорит: «Почитайте». Не пожалеете.

Источник

Рекомендовать