Сергей Шаргунов
сайт писателя

Серегй Шаргунов: Надо навязывать государственным деятелям жить по совести

6 марта 2020

Павел Басинский: Сергей, прежде чем мы перейдем к нашей беседе, можно я расскажу тебе одну историю? Однажды мы с группой писателей путешествовали по Сицилии (жаль, тебя с нами не было). Там в каждом городке есть свои писатели, и мы с ними встречались. Но разговоры как-то не клеились. У них свои проблемы, у нас - свои. А говорить о литературе вообще... О чем? О величии Данте и Толстого? Вдруг на одной встрече нам сказали: а почему вы не спрашиваете нас о мафии? Мы улыбнулись. Мы думали, что итальянская мафия - это сериал "Спрут". Ничего подобного! Она есть, и это серьезная проблема, особенно на Сицилии. И вот они сказали нам, что у сицилийской мафии есть непреложный закон: мафия может грабить богатых, но не должна нервировать простой народ. Простому народу, честно говоря, даже по кайфу, что богатых кто-то гнобит. Но однажды случилось вот что. Мафиози сдал в химчистку пальто, забыв в нем свой блокнот. Там были какие-то контакты. Он думал, что блокнот потерял. Но когда девушка в химчистке возвращала ему пальто, она с улыбкой протянула ему блокнот: "Вы забыли!" В тот же день ее нашли убитой. Мафиози решил, что она теперь "слишком много знает". Но ее братом оказался простой полицейский. Он поднял шум. На уши встал весь город, потом вся Сицилия, подключилась пресса, телевидение... И этого мафиози надолго упекли в тюрьму. И мафия за него не вступилась. "Не нервируй народ!" Это я к тому, что когда я прочитал подборку твоих материалов в ФБ, где описываются случаи совершенно абсурдных судебных процессов против подростков-сирот, один из которых украл шоколадку и получил два с половиной года срока, а другой мог получить срок за то, что унес с дорожки, ведущей к школе, поваленное дерево и распилил на дрова (ему вчинили хищение госсобственности), я подумал: а ведь итальянская мафия умнее наших чиновников и правоохранителей. Неужели они не понимают, что эти их действия - прямое подстрекательство к народному бунту, не говоря уже о том, что после всего этого как спорить с теми, кто говорит "пора валить из этой страны"?

Сергей Шаргунов: Павел, эти истории еще невинные. И разговор о сиротах надо начинать с того, что 270 тысяч выпускников детдомов не имеют положенного им по закону жилья. У них прямая дорога - на вокзалы, в тюрьмы и в могилы. Вот это людоедство!

Вообще же, в отношении смердов, черни, бесправных маленьких людей совершаются и более страшные злодеяния, чем тобой упомянутые, а их совершающие знают, что останутся безнаказанными. Как пример - детки знати, которые проносятся на шикарных тачках-колесницах, калеча и убивая несчастных, но преступников отмазывают... Тема очень злободневная. Недаром со схожей завязкой - лихач, сын "хозяина жизни", сбивает человека - сейчас появились два фильма: уже ставший столь популярным "Холоп" и фильм "На Луне" Егора Кончаловского.

Павел Басинский: Я смотрел "Холопа" Клима Шипенко. Хорошая комедия об исправлении "мажора" в нормального парня! Но, заметь, все-таки комедия и такая... сказка. Почти ремейк "Принца и нищего" Марка Твена. Но в реальной-то жизни все не так?

Сергей Шаргунов: Слишком много понторезов, которые знают, что все решает бабло, что их пристроят и продвинут. Не знаю, как там с этикой у сицилийской мафии, но глядя на отечественное расслоение, вспоминаешь любимые советскими детьми "Приключения Чиполлино" итальянца Джанни Родари. Вот они вокруг - синьоры Помидоры, графини Вишни, бедолага Тыква, которого выбрасывают из утлого домишки, простые ребятки - Фасолинка и Картошечка... Общество вопиющей поляризации гротескно до жути. Почему всегда бессильный виноват, почему у нищего отнимают последнюю суму? Вопрос риторический. Робин Гудов, которые были бы на стороне бедняков, что-то не видать, а вот феодализм явлен во всей красе. Наблюдая беспредел, постоянно спрашиваю себя: ну а дальше-то что?

Есть такая концепция: потомки нахрапистых феодалов будут тоньше и деликатнее, и так постепенно дикая дичь эволюционирует, сойдет на нет. Пока верится слабо. Ветвь эволюции тупиковая. И я не удивлюсь, если великая криминальная революция (используя выражение Станислава Говорухина) пожрет собственных золотых деток. Их родители хотя бы выхватывали жирные куски в жестоких битвах, а эти понторезы - в сущности беспомощные доходяги... Сами за себя постоять не смогут.

Люди или система?

Павел Басинский: Вот цитата из твоего ФБ: "Сирота из поселка Мезмай Краснодарского края расчистил тропинку между стадионом и школой от сухих стволов деревьев и завалов веток. Бесплатно, по доброте душевной. Заботясь о прохожих. После этого он предстал перед судом по обвинению в незаконной рубке деревьев в крупном размере. Парню грозило до четырех лет лишения свободы с большим денежным штрафом. На защиту Василия встали его односельчане, которые обратились ко мне за помощью. В итоге дело против кубанского сироты закрыто. Это хорошо. Но очень плохо, что оно было открыто. Важно, чтобы не воспользовались юридической наивностью сироты и не оставили его с пожизненной печатью судимости. Я обратился в краевую прокуратуру с требованием полного пересмотра этого дела. Рад, что был услышан. А неплохо было бы и спросить с тех, кто сфабриковал дело".

А теперь скажи - это система? Ведь вряд ли люди, которые хотели засудить этого пацана - злые и жестокие сами по себе. Они же учились в школе, читали "Алешу Горшка", рассказ Чехова "Ванька" и другие правильные гуманные тексты. Это что, уже не "человеческий фактор", а "зубчики системы"?

Сергей Шаргунов: Еще Федор Александрович Абрамов, чье столетие отмечаем, говорил: "Чиновники все пожирают и ни за что не отвечают". Не надо упрощать и демонизировать, но есть устройство системы. Некоторыми, да, овладевает профессиональный садизм - я имею в виду пытки в местах заключения, истязания в отделениях полиции... Я пишу запросы. Преодолевая противодействие, вношу законы, чтобы, например, обязательно были включены видеорегистраторы у тех, кто "воспитывает" заключенных, или сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека имели право беспрепятственного выезда в тюрьмы и лагеря. После моих запросов сдвинулось уголовное дело в Калининграде, где в отделении полиции заживо сварился пристегнутый к батарее человек.

Павел Басинский: Но чаще всего бесчеловечность тех или иных решений или их отсутствия связана не с чьей-то злобой, а с механикой существования системы?

Сергей Шаргунов: Многое делается для галочки, есть конвейер уголовных дел, а оправдательных приговоров меньше одного процента! Вдобавок чиновники разных уровней вынуждены покрывать друг друга - это вопрос их выживания. Мне постоянно звонят, угрожают, ведут со мной разъяснительные беседы разные региональные тузы.

Притом что у нас число сверхбогатых растет, вот результаты совсем недавней проверки Счетной палаты: в половине детских больниц в России нет горячего водоснабжения, в 41% зданий - отопления, а примерно в трети учреждений - водопровода и канализации.

У нас дети гибнут из-за тяжелого состояния медицины, у нас там и тут дефицит жизненно важных лекарств, у нас изымают по беспределу детей из семей "органы опеки", у нас соотечественникам не дают гражданство России и издеваются в кабинетах. Люди живут в аварийных гниющих зданиях. Коса оптимизации (в самом этом слове посвист косы!) выкашивает школы, больницы, ФАПы... В одном из регионов у бедных людей за небольшие долги массово выпиливали батареи зимой, в мороз!

Тронешь звено - громыхнет вся цепь. Огласка любой отдельно взятой несправедливости автоматом бьет по высшему местному начальству, по их покровителям в Москве. Система устроена так: прежде всего власть - возможность для обогащения. Здесь главное не отсвечивать и поступать, как заведено.

Главное - не шуметь

Павел Басинский: А как заведено?

Сергей Шаргунов: Бывает, подходят ко мне коллеги и говорят: "Мы не можем, как ты, вмешиваться и шуметь". Хотя бы потому, что обычно есть связка регионального избранника и губернатора. Но хочется верить: не все безнадежно. Когда я стал депутатом в 2016 году и начал почти каждый день у себя в соцсетях рассказывать и отчитываться, кто обратился, у кого какая беда и как удалось помочь - вокруг в интернете была пустыня. А сейчас, смотрю, зашевелились, и пускай многие неуклюже, но пытаются на что-то реагировать, не только рапортовать о том, как горды колебаться вместе с известной линией. Важно подавать пример. Выкладываю свои запросы - ведь на мой запрос обязаны отвечать на любом уровне.

Хорошо, например, что пришел в Думу журналист Евгений Примаков, который то и дело дает открытый бой чиновникам в Саратовской области, от которой избран. Больше должно быть людей, которые максимально самостоятельны и понимают, что такое обратная связь и репутация. Очень достойно ведет себя ученый Олег Смолин, слепой депутат, которого я называю самым зрячим.

Может быть, прозвучит романтично, но я убежден: надо навязывать государственным людям жизнь по совести. Отношения с совестью - это не просто твое личное дело, это твое публичное поведение.

Милосердие - признак силы

Павел Басинский: Или история с Игорем Шаминым, сиротой, который украл в магазине 21 шоколадку и чуть не получил за это срок. Меня поразила толпа злобных комментаторов: "И пусть сидит!" Это что, уже проблема морали общества?

Сергей Шаргунов: Ну там была и армия насланных троллей, и ботов, и просто немало тех, кто считает, что все у нас великолепно и разговор о несправедливости расшатывает государство. Я их банил и игнорил, а ведь в итоге парня удалось вытащить, и даже квартиру он получил. Отдельная судьба, но из таких судеб складывается судьба народа. Значит, победы возможны.

Или еще пример неадекватной кровожадности. На днях внес в Государственную Думу проект амнистии к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это традиционная процедура - акт милосердия к важным датам. Предыдущая масштабная амнистия случилась в 2015-м и была приурочена тоже к юбилею Победы. Так вот, забавна реакция в соцсетях многих пользователей с котиками и цветочками на аватарках. Едва завидев слово "амнистия", впадают в ярость. Как так? Зря у нас не сидят. Пусть уж досиживают свое.

Надо признать этот парадокс. Да, от тюрьмы не зарекаются и неволя - народная доля, но сколь распространено неприязненно-неразборчивое отчуждение от зэков, как будто от чумных каких-то... Хотя речь о незначительных деяниях. К примеру, о несовершеннолетних первоходках, не совершивших ничего тяжкого.

Павел Басинский: Ты согласен, что милосердие - это признак не слабости, а силы государства?

Сергей Шаргунов: У нас вечно противопоставляют целесообразность и человечность, государство и личность, Родину и свободу, отцов и детей. Если не вырвемся из примитивного конфликта, остается барахтаться в тоске самоистребления, где вроде и те правы, и те, а куда податься - непонятно. У меня сильна надежда на то, что полюса могут сомкнуться не в очередном безумном противоборстве, а общего дела ради. Значит, левые и правые, почвенники и западники, охранители и прогрессисты, глубоко верующие и далекие от Церкви, не соглашаясь друг с другом, способны совершать что-то, что улучшает страну.

Кроме естественных противоречий нетрудно заметить искусственное стравливание поколений и социальных групп во вред будущему. Вычеркивая, вычитая из России кого-то, мы ее делаем слабее. Во всяком неравнодушии есть потенциал не только смуты, но и возрождения. Наши граждане, со страстями, резкостями, спорами, - это и есть Россия, прекрасная многообразием.

Нет уважения к человеку - не будет сбережения народа

Павел Басинский: Что, на твой взгляд, важнее: "права человека" или "патриотизм" в их нынешнем, часто искаженном понимании?

Сергей Шаргунов: Сейчас слишком многие, слыша про "права человека", раздраженно отмахиваются: а, какие еще права? Заморская диковинка, птичий язык, выпендреж и эпатаж. А я, например, о праве на доступность и качество лекарств и медицинской помощи. Но важнее, чтобы прописалось в умах и сердцах: идеи патриотизма должны быть едины с ценностями прав и свобод. Нет уважения к человеку - не будет сбережения народа. Конечно, увы, для девальвации светлого образа правозащитника немало сделали и, можно сказать, запатентовавшие эту уже как будто бы должность. Эх, как нужна нам народная правозащита!

Павел Басинский: Хорошо, что ты помогаешь этим людям как депутат. Но тебе-то ведь никто не помогает. Разве это правильно?

Сергей Шаргунов: Неправильно. Я остро нуждаюсь в помощниках, в первую очередь - юристах, которые могли бы составлять запросы, разрабатывать нужные человечные законопроекты. Радует, что сегодня тысячи молодых людей становятся добровольцами - помогают ближним, спасают культуру, высвечивают несправедливость. Это дает основания не унывать. И хотелось бы, чтобы рядом было больше тех, кто понимает важность совестливости и самостоянья.

Вопрос - ответ

Павел Басинский: Какова реакция чиновников на твою слишком бурную правозащитную деятельность как депутата?

Сергей Шаргунов: Система такова, что никому в голову не приходит, что это естественно для русского писателя, сына священника, защищать беззащитных. Приходят ко мне униженные и оскорбленные "маленькие люди". Я составляю запросы, звоню по "вертушке", публикую статьи и посты в их поддержку, рассказываю об их горестях в своей телепрограмме. А какова реакция чиновников? "Кто тебе заказал наезд?" - "Как кто? Пушкин, Чехов, Короленко". - "Давай не придуривайся. Кто твоя крыша?" - "Моя крыша - русская литература".

Источник

Рекомендовать