Сергей Шаргунов
сайт писателя

Сладкие краски и бешеная энергия

Вы стремительно ворвались в современную русскую литературу. Такое все еще с кем-то случается? 

Я с детства хотел писать. И даже писать научился раньше, чем читать. Брал книги и копировал слова, и для чего-то каждое обводил в рамочку. Потом было взросление, и в девятнадцать лет взял свои рассказы и пошел в журнал «Новый мир» - знал, что это самый главный литературный журнал. Чуть позже случилась премия «Дебют». Я отправил туда в большом желтом конверте свою повесть про любовь и неожиданно получил премию в номинации «Крупная проза», обыграв сорок тысяч соперников. Вышло пять книг. А все началось — с инстинкта писательства. В два года я вскочил на постели и продекламировал: «В моем окне живет луна. Какая твердая она!». Вот -- уже тогда эпитет применил: «твердая». 

«Птичий грипп» стал настоящей сенсацией 2008 года. Почему, по-вашему, книга вызвала такой резонанс? 

Спасибо за лестное преувеличение. Интерес к книге, вероятно, связан с тем, что, будучи писателем, я решил сделать шаг в актуальную политику. Прорвался на выборы в Госдуму, и был бы депутатом, но по требованию властей был вычеркнут из федеральной тройки и бюллетеней. За одно только, что у меня есть свое свободное личное мнение. Думаю, моя судьба и злые вызовы времени, положенные в основу романа, и привлекли интерес к книге. По сути это попытка написать новую «энциклопедию русской жизни», рассказать о самых разных стаях птиц, о всяких ярких певчих, и о том сапоге, который загоняет их в одну клеть. 

А зачем шли в Думу? 

Отстаивать элементарные гражданские права, помогать слабым, запуганным, репрессируемым. Выражаясь по-пушкински, «милость к павшим призывать», да и защищать их, павших, тех, кого топчут. 

И что же Сергей Шаргунов собирается нам сказать в ближайшее время? 

Пишу то и дело книжку стихов для сына, Ване уже три. А пока после небольшого перерыва на книгу эссе, которая скоро выйдет, я уселся за написание романа. Уже готова первая часть. Это будет вещь, быть может, сродни роману «Голод» Кнута Гамсуна — о скитаниях и одиночестве человека, который, даже будучи оплеванным и вытесненным, продолжает жить и не желает гнуться. 

Это то, что Вы чувствуете сейчас? 

Да, я человек запрещенный — меня почти не пускают на телевидение, не дают площадки для диалога с аудиторией, закрыли политическую радиопередачу. В этом смысле роман автобиографичен. Но в нем найдется место не только страданиям — будет и любовь, и сладкие краски, и бешеная энергия, и ловля счастья. 

Рекомендовать