Сергей Шаргунов
сайт писателя

Книжная полка Телеграфа

Скачать текст в формате PDFСкачать текст в формате PDF

Романы с календарными названиями, в общем-то, не нуждаются в аннотациях. Если, как у Ольги Славниковой, книга называется «2017», то ясно, что она футуристическая и что события 2017 года там срифмованы с событиями 1917-го. Тем более излишне уточнять, про что новый роман Сергея Шаргунова. Тем более что вышел он аккурат к двадцатилетнему юбилею противостояния Ельцина с Руцким и Хасбулатовым, закончившегося «танковым биатлоном». В российской прессе по этому поводу только что в очередной раз было сломано энное количество копий, и свежий роман автора, слывущего (скорее благодаря внешним, а не литературным обстоятельствам) политизированным и левым, не мог заранее не казаться увесистым публицистическим булыжником в либеральный огород. Впрочем, те, кто читал предыдущие вещи Шаргунова внимательно, догадывались, что книжка, вопреки названию, будет на самом деле не про политику — и именно они оказались правы.

Как и положено вещи эпической (а амбиции выдать таковую у довольно камерного в целом автора, явно были), «1993» совмещает «мысль народную и мысль семейную» — но вторая решительно перевешивает. Здесь есть, конечно, картины тогдашней революционной Москвы — но причины противостояния Шаргунов ищет не в идеологии, а в личной, бытовой, семейной нереализованности. В революции его герой ищет выход из тупика, в который зашли его (героя) отношения с женой. Анатомия этих отношений — вот что интересует автора по-настоящему. Хотя по литературной специальности Шаргунов — не патологоанатом, не аналитик со скальпелем, а завороженный, часто даже оторопелый созерцатель. Книги 33-летнего на данный момент автора всегда отличала отчетливая «детскость» этого завороженного взгляда, которым он вглядывается в мир и в себя (для всякого ребенка эти понятия как минимум равновелики). В «1993» такой взгляд устремлен на семью — на двух людей, долго живущих вместе, на их перерождающиеся чувства, на заедающий быт.

Роман Шаргунова — второй за последнюю пятилетку амбициозный текст, посвященный событиям заглавного года. На первый — «Журавлей и карликов» Леонида Юзефовича — он похож не только этим, а еще и трактовкой гражданского противостояния как проявления действия совсем иных, не политических сил. Разница же — не только в литературном калибре, но и в «высоте взгляда»: Юзефович писал о судьбе и предопределении, Шаргунов — о сосуществовании мужчины и женщины. Но нельзя не согласиться: и то, и другое куда важней и интересней, чем выяснения отношений «дерьмократов» с «красно-коричневыми».

Телеграф

Рекомендовать