Сергей Шаргунов
сайт писателя

282 — полинявшие цифры

Скачать текст в формате PDFСкачать текст в формате PDF

На дворе трава, на траве дрова, на дровах гульба: гудбай, 282.

Не гудбай, конечно, но…

Госдума одобрила внесённые президентом предложения по реформированию так называемого антиэкстремистского законодательства. Вслед за первым чтением близятся остальные.

Теперь вас не сделают автоматом уголовником за публикацию в интернете или реплику на митинге.

Теперь дела будут пересмотрены — закон имеет обратную силу. Закроются «уголовки», люди выйдут на свободу или избавятся от клейма судимости.

Наконец, сколько дел не будет возбуждено!.. Кстати, административных тоже. Это «уголовки» требовали отчётностей и показателей. А на новых историях звёздочек не насобираешь, да и спустя год после публикации или высказывания, даже «административку» возбудить станет уже невозможно.

Надеюсь, например, что скоро выйдет из Бутырки на свободу политолог Пётр Милосердов.

Не обольщаюсь: будет, конечно, случаться очередной произвол, но всё-таки достижение в том, что не просто рекомендация прозвучала сверху, а сам закон стал другим.

Сигнал на местах принят — прямо сейчас начали рассыпаться многие дела и без преувеличения многие миллионы людей могут вздохнуть с облегчением.

Мало кто верил, что роковые цифры 282 полиняют и поблекнут. Почти никто не верил, что пресловутую статью УК, карающую постинги, репосты, мемы, демотиваторы, изменят.

Депутаты, правозащитники, журналисты умудрённо вздыхали или посмеивались, или отмахивались… Все были убеждены в железобетонности конструкции.

Это ослабление (не демонтаж, конечно, увы, но ослабление 282) — доказательство того, что возможно делать что-то важное и полезное.

Да, мне удалось исключительно по собственному хотению задать вопрос президенту о потоке абсурдных и маразматических историй, когда за пустяк или неравнодушие блогерам и не только ломают судьбы, превращая в уголовников.

Да, затем, как и полагается после обращения на «прямой линии», последовало поручение президента «рассмотреть вопрос».

Да, удалось поучаствовать в подготовке доклада президенту с конкретными предложениями.

И вот оно, да — Дума голосует не за драконовский закон, а за человеческий. Не знаю, насколько единодушно, но единогласно.

А суть проста: государство должно тратить ресурсы не на препятствие инакомыслию и борьбу с гражданами, а на то, чтобы гражданам жилось нормально.

Защита инакомыслия — это очень важно. Но в интернете всё же действительно есть всякие угрозы (терроризм, финансовые пирамиды, etc.), за нейтрализацией которых должно приглядывать государство.

Во многих западных странах есть законы, защищающие интернет-пользователей. Антикоррупционное Управление Италии запустило национальную онлайн-платформу для анонимных сообщений о взяточничестве. В основе работы платформы — технологии «луковой маршрутизации» (Tor), позволяющие анонимно обмениваться информацией. А в Калифорнии принят закон об «армагеддоне для ботов». С 1 июля 2019 года все чат-боты будут обязаны представиться и сообщить пользователям, что с ними разговаривает не человек. Изначально закон писали под политических ботов, но в итоге он затронет всех, кто внедряет автоматизацию.

Недавний скандал с компанией «Кэшберри» показателен. Многие наши интернет-пользователи вложились в очередную пирамиду, забыв о печальном опыте МММ. Государство обратило внимание на мошенничество, но поздно. Может, пораньше надо было? И не надо ли вообще защищать наших граждан от мошенников в интернете? Хотя бы повышая сознательность граждан?

Государство должно не прессовать граждан, а делать их жизнь легче и безопаснее.

Это от него ждут, а не дурацких и диких судов над блогерами, публицистами, и трибунами.

О смягчении 282 статьи УК говорят мало, это решение как бы стыдливо обходят.

Сторонники зажима, те, кто хотел бы держать и не пущать, помалкивают, потому что для них поблажка обществу — слабина, они с удовольствием поддержали бы, наоборот, всяческое ужесточение, чтоб никто и вякнуть не смел без их соизволения.

Те же, для кого, «чем хуже, тем лучше», если и похвалят произошедшее, то сквозь зубы и с сожалением — ведь факел борьбы ярче горит на безупречно мрачном фоне.

Разделение на казённых лоялистов и непримиримых нигилистов не ново для страны, и уже приводило к беде, но сейчас я о другом. О судьбах людских.

Люди-то, множество людей, с их мнениями стали свободнее. И защищённее от произвола.

Отчётливо понимаю: удалось отвоевать хоть немного свободы для наших замученных людей.

Источник

Рекомендовать