Сергей Шаргунов
сайт писателя

Как выполоть крапиву и чертополох

5 апреля 2021

Новости из Нижегородской епархии.

В городе Арзамас начались реставрационные работы в легендарном Воскресенском кафедральном соборе, построенном в честь победы 1812-го года.

До этого пришлось писать немало писем в Управление государственной охраны объектов культурного наследия, поскольку чиновники, выбив крупный бюджет, собирались заняться памятником, даже не зная, что в нём подлежит безусловному сохранению (эвфемизм «предмет охраны не определен»), а это касалось и уникального интерьера.

Серьёзные эксперты, ознакомившись с планами, тревожились, что реставрация будет означать разрушение и перестройку собора, замену фресок широкомасштабным, но зато высокооплачиваемым новоделом.

Увы, слишком часто «свершения реставраторов» приводят не только к хищениям в особо крупных размерах, но и к невосполнимому ущербу памятникам.

Диктат бабла не знает снисхождения ни к чему.

И вот на днях мне даны официальные гарантии, что работать начали лучшие реставраторы, а для надзора привлечён Союз реставраторов России.

Хочется верить, и продолжу предельно внимательно разбираться в происходящем.

И вновь скажу о гибнущих по всей стране памятниках архитектуры.

На протяжении нескольких лет я писал об этом запросы и статьи, снимал телепрограммы, ставил вопросы перед главными государственными лицами.

В аварийном и руинированном состоянии сейчас около 6 тысяч храмов. Наиболее сложная ситуация в Центральной России (в Тверской, Ярославской, Костромской областях, в Подмосковье), в Поволжье, Северо-Западном округе. В таком же положении находится большинство русских усадеб, включая памятники первого ряда.

Основная проблема их сохранения — отсутствие крыш. Здания лишены элементарной защиты от дождя и снега, что в нашем климате приводит к резкому ускорению процесса разрушения и быстрой гибели. Ежегодно падают кресты и своды, осыпаются прекрасные росписи, проваливаются полы, гниют ещё сохранные иконостасы, храмы зарастают сорным лесом.

Как тут не вспомнить хрестоматийное:

Когда погребают эпоху,

Надгробный псалом не звучит.

Крапиве, чертополоху

Украсить её предстоит.

И вот общими усилиями удалось что-то сдвинуть в сторону воскрешения.

Появилось поручение «утвердить программу по консервации объектов культурного наследия». Минкульт начал выделять средства.

Но и здесь есть свои принципиальные нюансы, о которых обязан сказать.

Из регионов мне сообщают о циркулярах с такими критериями, по которым помощь должна быть оказана зданиям, находящимся в федеральной собственности и у которых объявлен пользователь. Но 95% — бесхозные… Их давно пора оформлять в госсобственность. Пишут мне и о том, что будто бы предполагается заниматься лишь двумя объектами на епархию в год. А речь там и тут о сотнях гибнущих памятников, да и в каждом регионе их число неодинаково. Наконец, необходим экспертный отбор для консервации самого ценного и самого разрушенного… И это ключевой вопрос: прозрачности и профессионализма долгожданных решений.

Всё требует внимательного участия неравнодушных и знающих.

Буду возвращаться к этой теме, которая для возрождения исторической памяти во сто крат важнее бесконечного треска записных ораторов и тьмы всех прочих столь затратных забав.

Гниющие и рушащиеся по всей стране храмы и усадьбы — это метафора и предупреждение.

Они — лучшее, доставшееся нам от предков, — и есть Россия.

Рекомендовать