Сергей Шаргунов
сайт писателя

«А мешок-то у него за плечьми»

Скачать текст в формате PDFСкачать текст в формате PDF

Далеко не всегда мои усилия заканчиваются победой.

Ну что ж, продолжим бороться.

Вот истории, к которым приходится возвращаться.

Я уже рассказывал: столичный суд лишил статуса опекуна москвичку Ирину Королёву, которая в одиночку растит шестилетнего внука Дениса Резапова. Иск подали органы опеки. Претензий к методам воспитания и уходу за ребёнком нет, только финансовые вопросы. Бабушка сдавала квартиру мальчика, а деньги тратила на оплату коммунальных услуг.
По безжалостной логике суда, надо разлучить бабушку и мальчика, а его определить в детдом.

После моих обращения в разные инстанции, насколько мне известно, велась работа по отмене злосчастного решения. Мою позицию письменно поддержала рабочая группа при уполномоченном по правам человека в столице. Но Департамент труда и соцзащиты Москвы не реагирует никак, а сотрудники органа опеки Царицыно открыто заявляют, что всё у них получится и им удастся разлучить бабушку и внука.
Потому что даже на этом уровне чувствуют своё право ломать судьбы. И ничего не боятся.

Чиновники настаивают и на том, чтобы уничтожить многодетную семью Лапшиных.
Только что я получил письмо от прокурора Вологодской области. Он отвечает чеканно: «Судебное решение является законным и обоснованным».
Лапшиным-старшим, не желающим терять детей, даже отказано в апелляционной жалобе.

Придётся напомнить о чём речь: Елена, Геннадий и шестеро детей от назойливых органов опеки были вынуждены переехать из Вологодской области в глухой посёлок Кепа в Карелии.
Непьющие, любящие родители. Да, скромная жизнь. Но имели своё хозяйство, Геннадий подрабатывал в райцентре, где строил дома, бани.
У Лапшиных был дом, купленный за счёт средств материнского капитала. В процессе его покупки у чиновников никаких вопросов к состоянию жилья не возникало. Но вскоре они начали регулярно кошмарить семью, обвиняя в бедности.
В Карелию Лапшины бежали к родне со всем нехитрым скарбом, захватив кур, гусей и козу. Новые односельчане встретили беглецов радушно, стали помогать, кто чем может: теплая одежда, обувь, продукты. Геннадий устроился плотником. Дети пошли в новую школу, директор которой говорит: «Ребята хорошие. Все прилежные, учатся на четыре и пять. Одеты чистенько».
Но Лапшиных разыскали и на новом месте, и снова требуют отдать детей в детдом.
В который раз опеке закон не писан.
Просто за бедность (у нас бедных — десятки миллионов) нельзя отбирать детей из семьи, если родители добросовестно исполняют свои обязанности. По этому поводу в 2017 году Верховный Суд России давал разъяснения. Без толку.

Что ж, я обратился лично к Генеральному прокурору Российской Федерации. Подожду его ответа.

Почему-то в связи с гримасами отечественной ювеналки всегда вспоминается пушкинская страшная «Сказка о медведихе».

Отколь ни возьмись мужик идёт,
Он во руках несёт рогатину,
А нож-то у него за поясом.
А мешок-то у него за́ плечьми.
Как завидела медведиха
Мужика со рогатиной,
Заревела медведиха,
Стала кликать малых детушек,
Своих глупых медвежатушек.
— Ах вы детушки, медвежатушки,
Перестаньте играть, валятися,
Боротися, кувыркатися.
Уж как знать на нас мужик идёт.
Становитесь, хоронитесь за меня.

Грянулась медведиха о сыру землю,
А мужик-то ей брюхо порол,
Брюхо порол, да шкуру сымал,
Малых медвежатушек в мешок поклал,
А поклавши-то домой пошёл.

Помню, как в детстве плакал над судьбой этих медвежатушек, навеки разлучённых с матерью.

А кто заплачет над нашими людьми, которых держат в нищете? Да ещё и ищут повод — отнять детей у родных и отнесть в детские дома им всем на горе.

Рекомендовать