Сергей Шаргунов
сайт писателя

«Мы — никто»

4 августа 2020

Защита соотечественников, тех своих, кто хочет быть в России — это не только правильные законы (многие из которых удалось пробить), но и выполнение законов, и отсутствие чиновничьего жестокого безразличия.

Некоторое время назад пришло письмо.

«Я, Пузин Павел, вывез из-под Луганска свою семью с тремя детьми в Россию. Паспорт дочь получить не успела. На данный момент я с женой граждане России, и двое несовершеннолетних детей также приняты в гражданство. А старшая дочь — никто. Окончила 10−11 классы и получила аттестат образца РФ. По окончании разрешения на временное пребывание едва избежала депортации. Пытался проехать с дочерью в Луганск через Новошахтинскую таможню, не пропустили погранцы. Здесь дочь — никто со своим свидетельством о рождении, выехать никуда тоже не может. Ради Бога помогите ребенку — ни учёбы, ни работы, 2,5 года медицина недоступна! Помогите!»

Он повторяет горькое «никто» про свою любимую дочь. Сколь часто я читаю это признание: «Мы — никто» от многих и многих…
И в этом тупике люди оказались, несмотря на все известные обещания начальства и уже принятые законы.
Семье Пузина и его дочери отказали в самых разных кабинетах. Просто не захотели вникнуть в простую и грустную историю. Мол, не наши проблемы. А чьи же?

Пришлось писать на самый верх.

И вот — ответ первого заместителя министра внутренних дел Российской Федерации Александра Горового. «Министерством внутренних дел ваше обращение рассмотрено… У Пузиной Дианы Павловны усматриваются основания для обращения с заявлением о приёме в гражданство Российской Федерации».

А вот — буквально на днях новое письмо от Павла Пузина.
«Сергей, я благодарю вас за неоценимую помощь. Дай Бог вам здоровья! Вы дали моей дочери новую свободную жизнь! Дочь стала официально человеком по причине принятия её в гражданство России, вчера получила паспорт РФ. От всех нас низкий поклон!»

Ну и слава Богу.
Пишите мне, если упираетесь в закрытые двери и толстые стены.

Источник

Рекомендовать