Сергей Шаргунов
сайт писателя

Разбитая жизнь, или судьба одного пилота

1 марта 2020

В Улан-Удэ ко мне обратились немолодые супруги Суворовы. Большая горечь маленьких людей.

Я об этом выпустил отдельный телевизионный сюжет.

Послушайте. Десятилетиями лётчик Борис Сергеевич Суворов пытается защитить своё доброе имя. А вокруг, как он говорит, кумовство и клановость. Мне было два года, когда с ним случилась беда, сейчас мне почти сорок, и всё это время, оказывается, в Бурятии есть такой никем не замечаемый человек, который бьётся за свои честь и достоинство.

Горе произошло в далёком 1982 году. В тот злополучный полёт он просидел в дежурке без сна двое суток, самолёт был готов, вылет откладывали много раз. Просил разрешения вылететь утром, чтобы экипаж отдохнул. Не разрешили. Во время полёта, за штурвалом, на высоте 6600 м у Суворова из-за кислородного голодания произошло кровоизлияние в мозг. В бессознательном состоянии он был доставлен в Новоуренгойскую больницу. А дальше ему, ставшему инвалидом, отказали в необходимом лечении и всём остальном, что положено. Человек тяжело болел. В Москву, в Ленинград, в Хабаровск жена возила его за свой счёт. Авиапредприятие не помогло материально: ни одной таблетки, ни одного укола, ни одной путёвки в какой-либо санаторий. Вычеркнули, вытолкнули как более ненужного…
Униженный лётчик решил добиваться справедливости. Записался на приём к первому секретарю Бурятского обкома. Тогда задним числом сочинили характеристику: «пьяница, прогульщик, склочник, плохой семьянин». А речь о доблестном и отважном асе, начинавшем в военной авиации. Имеет правительственные награды, десятки раз был победителем соцсоревнования, в трудовой книжке множество записей о вынесении благодарностей.
Но пошёл в одиночку против системы, а такое не прощается.
Удивительно, началась перестройка, рухнул СССР, закрутились 90-е, наступили нулевые, затем десятые, а для Суворова ничего не поменялось. Всё это время житель Бурятии тщетно борется за себя. Писал письма, вставал в пикеты, его задерживали, над ним глумились… Борьба длиной в жизнь. Достойная экранизации.
По его словам, никто из чиновников ни разу не захотел вникнуть в его историю и честно в ней разобраться.

Суворову уже за 80. Он повторяет одно и то же: «За что со мной так поступили?» и плачет по ночам.

Он говорит:
— В конечном итоге добиваюсь даже не того, чтобы выплатили, как это положено по закону, компенсацию за потерянное здоровье, за то, что стал инвалидом, а просто человеческого участия, но этого за все 38 лет не было ни разу.

И всё-таки хотя бы теперь, запоздало настоящий человек и мужественный лётчик услышал с телеэкрана слова уважения.

Поклон вам и здоровья, Борис Сергеевич!

Источник

Рекомендовать