Сергей Шаргунов
сайт писателя

Скорая помощь и вечная память

22 марта 2021

Написал в Генпрокуратуру, готовлю телеэфир, и уверен, что справедливости удастся добиться. Только жизни не вернёшь.

Ко мне обратились с просьбой о помощи из Уфы. Там в начале года умерла от ковида врач «скорой» Елена Георгиевна Гайнуллова. Следом, сражённый горем, умер её муж. Их девятилетний сын Стасик остался круглым сиротой. В реанимации 8-й больницы, куда с той же инфекцией попала его бабушка, она просила врачей любой ценой выписать её поскорее, чтобы заботиться о мальчике. Сейчас бабушка повторно попала в ковид-госпиталь.

Скончавшаяся Елена Георгиевна больше двадцати лет отдала медицине. Заразилась она «на боевом посту». Коллеги рассказывают и доказывают, что у неё были выезды к пациентам с коронавирусной инфекцией 11, 14 и 28 декабря, и в самую её последнюю смену 1−2 января. «Линейная бригада не укомплектована спецкостюмами. В сутки примерно 20 вызовов».

А теперь ребёнку отказали в страховых выплатах, положенных по закону. Чиновники издеваются над сиротой: мы не знаем, почему заболела твоя мама. Лишь бы не раскошеливаться.

Дело даже не в деньгах, а в подлом бессердечии.

Я уже писал о том, как в подмосковном Видном погиб от коронавируса анестезиолог-реаниматолог С.П. Корнусов, а чиновники отмахнулись от его семьи: «Факт инфицирования сотрудника Covid-19 при исполнении трудовых обязанностей не установлен».

Тогда после моей публикации мне позвонило руководство Фонда Социального Страхования, и всё было решено. Дочь врача получила все выплаты.

Хотелось бы, чтобы даже этой заметки было достаточно — спасибо тем, кто расшаривает — и Стас, который в 9 лет пережил потерю мамы и папы, и которого невозможно утешить, получил бы всё, что возможно по законам божеским и человеческим, а чиновники просили бы у него и его бабушки прощения.

Рекомендовать