Сергей Шаргунов
сайт писателя

В защиту божественной трансляции

Скачать текст в формате PDFСкачать текст в формате PDF

Я еще помню общество здорового, молодецкого атеизма. В поликлинике висел большой плакат. Поп с чашей, взмахнувший кропилом. Во все стороны летели голубоватые капли святой воды. Каждая капля была озаглавлена. ОРЗ, грипп, ангина, скарлатина, герпес… 
Народ бодро и смешливо повторял за советской пропагандой: церковь - рассадница болезней, туда ходит несколько темных старух, верящих в сказки пузатых обманщиков, скоро она сама загнется. 

- У тебя крестик? Ты что, дурак? 
- Бабушка запретила с тобой общаться: ты сын попа! 
- А ты из церкви выходил со своей мамой! Я видел! Я всем скажу! Покраснел? Да ты не отнекивайся! Я видел! Никому не говорить? Давай тогда ириску… 
- Сережа! Больше к нам не приходи, понял! Как ты смел показывать Ксюше это самое… иконки! 

Через год-другой отношение граждан к тонкому, таинственному и непостижимому поменялось легко и без усердия. От чванливого к восторженному. Сверху ввели «духовность», и те же самые граждане принялись давиться в храмах на Рождество и Пасху, читать гороскопы и смотреть Кашпировского. И болтать, болтать, болтать про «мистику», теперь почтительно кланяясь за версту моему папе-священнику. 

Эх, пришел и на нашу улицу праздник! 

И откуда взялось благоговение? Куда это вдруг скепсис задевался? Такое впечатление, будто бы народ из Савла превратился в Павла, правда, не от луча Всевышнего, а от мерцающего телевизора. 

Церкви дали волю и простор. Вполне мудрое, цивилизованное решение. Церковь нужна людям. Как социальная скрепа, как прибежище в горькие часы, как воздух оптимизма, как сопричастность некой традиции. Нужна возможность без оглядки зайти поставить свечу, заказать панихиду, окрестить ребенка. Только не надо уныло бредить о том, что у нас в стране большинство – неверующие, поскольку смутно представляют догматы и сюжет праздненств. Ну да - смутно. Надежды на загробное будущее и осмысленность жизни и должны основываться не на сухих познаниях, а на мечтах, предчувствиях, загадках… 

Привычно на Рождество и Пасху на нашем ТВ случается трансляция богослужений. В Храм Христа Спасителя даже заказывают вип-билеты. Первые лица, строгие, но и торжественные, всегда в это ночное время в эфире. Эти первые лица, лобызания их с бородой патриарха могут вызвать у интеллектуала насмешки и раздражение. Вызывают. Почему иерархи ездят на дорогих машинах? Почему иерархи не обличают элиту? Почему церковь с бизнесом так близка? А где же подлинная вера? 

Меня удивляют те, кто раздражается. Церковь такова, каково общество. Со времен императора Константина она была рядом с властью. Отдельные бунтари не в счет. Когда за веру истребляют без разбора – тогда, понятно, остается умереть: римский легионер или киевский комиссар миндальничать не станут. Но при малейшей возможности церковь была и будет государственным институтом. 
Может быть, и, слава Богу, что подлинная (горячая, отважная, бескомпромиссная) вера дана единицам. «Жертвенные люди» слишком часто готовы жертвовать не только собой… Истинно верующие «держат ум во аде» по выражению Блаженного Августина. Однако каким бы дивным не был твой выбор – это всегда одинокий выбор. Жизнь в мире – совсем другая история. Если исламский фанатизм еще могуч, то в христианской ойкумене уже никогда не будет властвовать Святая Инквизиция. 

Мне мила умеренная, вечная и покойная церковь. Ее близость к сильным – закон общественной реальности. И почему бы пару раз в год не показать по ящику праздники, которые, хоть и плохо понимая, приветствует большинство? 
 

Рекомендовать