Сергей Шаргунов
сайт писателя

«Веник принеси»

15 января 2021

Когда я впервые написал об этой истории, мне отвечали, что всё в порядке, полицейские ни в чём не виноваты. Толпы троллей приходили потоптаться в комменты.

И только мать сварившегося заживо парня писала и говорила: «Спасибо».

Я про Ивана Вшивкова, футболиста, жителя Калининграда, которого забрали в полицию «за мелкое хулиганство».

Как рассказывают его родные, отмечал дома день рождения зятя. Вечером пошёл в магазин. Переходил дорогу. Мимо проезжали полицейские и увезли с собой.

А из отделения Иван попал на «скорой» в больницу, где и умер. Всё тело было обожжено, обварено кипятком.

Остались двое детей.

Я обратился в Прокуратуру, начались проверки. Теперь уже идёт суд, где есть обвиняемые и всплывают видеозаписи той ночи — полицейские видели, что камеру заливает кипятком из-за сломанной батареи, но держали там Ивана примерно полчаса, сопровождая весь кошмар смехом и задорными репликами: «Вот это банька, блин!», «Веник принеси», «***** [ничего себе], там парилка!», «Ну пусть там сварится», «Варится-варится там, знаешь, как в аду: «Ааааа!», «Ёжик в тумане»…

Обыденность садизма, инфантилизм бесчеловечности, замыленность взгляда уверенных в своём праве на всё и полной безнаказанности, кстати, наверняка, вполне добропорядочных в быту.

Не так часто удаётся добиться хоть чего-то. Истязания и смерти в полиции, в тюрьме, на зоне редко приводят к возбуждению уголовных дел и уж тем более установлению конкретных имён. Обычно мучает абстрактное нечто, и не случайно, в этом калининградском околотке они хохмили наперебой, едва ли не хором, лишь бы никому не брать на себя личную ответственность за происходящее.

Пока нет масштабной практики воздаяния, зло и остаётся таким, весёлым и непринуждённым.

Можно много рассуждать о воспитании, законе и человечности, но есть то понятное, что может заставить других в какой-то другой подобной ситуации призадуматься. Виновные в гибели человека должны понести наказание.

Вот другая история, алтайская. Следственный комитет, несмотря на мой официальный запрос, отказался возбуждать дело по факту смерти и. о. руководителя реанимационного отделения горбольницы № 10 Барнаула Юрия Кочетова.

Как в подробностях рассказала его жена, он тяжело переносил коронавирусную инфекцию, однако руководство медучреждения не позволило ему уйти на больничный, и Кочетов почти до последних минут своей жизни спасал пациентов, сам едва живой, с температурой и поражением лёгких (при этом результат теста от него скрывали).

Он понимал, что скоро умрёт, поэтому оставил на видном месте деньги и новые туфли, в которых его и похоронили.

И опять — будничность трагедии, и, наверняка, добропорядочность в быту тех виновных, которых так легко и привычно не найти.

Рекомендовать