Сергей Шаргунов
сайт писателя

Ярославль: ювелирный вместо книжного

Смысл поездок в регионы не только в том, чтобы один раз услышать, что волнует людей. 
Но и в том, чтобы потом быть с ними на связи, и, когда нужно, пересказывать значимые истории их жизни. 

Из Ярославля написали письмо. 
На 23 сентября в этом городе назначен аукцион, после которого должен исчезнуть Дом Книги, а вместо него, скорее всего, откроется очередной ювелирный магазин. 

Казалось бы – и что? 
Да то, что мерзко. Я почитал бумаги по этому делу, в том числе воззвание представителей всевозможных инстанций (союзы художников, писателей, театральных деятелей, музыкальное училище, медицинская академия и прочая, прочая). Разумеется, местная власть воззвание игнорирует. 

Фабула такова. 
Самый крупный книжный магазин Ярославля. Стоит в центре города. Города просветителя и книжника Ярослава Мудрого. Магазин старейший, 75 лет. Выбор книг широк. Все время устраиваются встречи с писателями, вечера. В городе есть парочка коммерческих книжных лавок, а этот – двухэтажный магазин – принадлежит государству. И что спешит сделать государство? Правильно, сбросить обузу. 

Но это же социально значимый объект! 
Например, Валентина Матвиенко не выставила в Питере на торги несколько книжных, поскольку они социально значимы. Почему нельзя так поступить в Ярославле? 

Надо заметить, на балансе ярославской мэрии остаются более выгодные с точки зрения продажи и пополнения бюджета объекты, а именно – рынки. 
Почему? Догадайтесь сами. 

Вряд ли я помогу этим текстом. 
Книжный продадут и ликвидируют. Элитная недвижимость, как иначе. А что у нас должно быть в центре? Банки, золото-брюлики, дорогие кабаки. Пора бы уже выбросить из головы всякую литературоцентричность… 

Мы часто грустим из-за упрощения жизни. 
Между тем, причины упрощения не только конкретные люди у власти, но и предельная коммерциализация всего, превращение страны в корпорацию. 
Корпорация существует по своим железным правилам. Если мало какая книга рентабельна, значит, и политическая дискуссия редко полезна. Главное – целесообразность. Экономический расчет и политический отлично связаны, когда правила корпорации отменяют все остальные соображения. 

 

Рекомендовать